Анна Яркина: «Мне скучно без работы»

27 февраля 2020, 10:00

Советник генерального директора ООО «Газпром энерго» Анна Яркина работает в компании с 2016 года и курирует сложнейшие направления деятельности — реализацию инвестиционной и комплексной целевой программы реконструкции. В преддверии Международного женского дня Анна Александровна рассказала о своих задачах и жизненных приоритетах.


— Анна Александровна, давайте по порядку. Как вы пришли в профессию?

— Я училась в Государственном университете управления по специализации «Государственное регулирование национальной экономикой», диплом писала на тему государственного регулирования естественных монополий на примере электроэнергетики. В том же году планировала поступать в аспирантуру, но в итоге решила изменить профориентацию — получила образование в институте повышения квалификации госслужащих при Управлении делами Президента РФ по направлению «Экономика и управление энергетических компаний».

Первая моя профессиональная деятельность была связана с теплоэнергетикой — я работала в управляющей компании. У меня был широкий фронт задач, в том числе тарифообразование, сбытовая деятельность. Когда только пришла, в работе с потребителями все еще использовались обычные абонентские книжки. О переходе на цифровой формат тогда даже разговоров не было. Требовалось полностью создавать базу данных юридических и физических лиц. Всю информацию я собирала в таблицы, чтобы потом писать программный комплекс. Это, во-первых, нужно было сделать для борьбы с неплательщиками, а во-вторых для автоматизации работы.

В то время у меня было много командировок, чтобы отладить все процессы до желаемого уровня, но главное ведь — результат.

На этой работе много чем приходилось заниматься, поскольку коллектив был небольшой. Но благодаря этому я усвоила основы теплоэнергетики, получила важные знания, которые помогают и сегодня.

— Как долго работали в компании и почему решили уйти?

— В какой-то момент я поняла, что с точки зрения самореализации уже хочется большего. Мне предложили усилить экономический блок в компании «НИИгазэкономика», где в то время формировали новую команду. Там мы занимались в основном прогнозами и перспективами деятельности Группы Газпром. Потом меня и моего руководителя вывели в отдельный блок, который отвечал за экономику сжиженного и компримированного природного газа. Работали как на международном энергетическом рынке, так и на внутреннем. Просчитывали пиковое газопотребление, прорабатывали альтернативные источники энергии в тех локациях, где не очень эффективно прокладывать трубопровод.

Именно в тот период у меня случилось знакомство с «Газпром энерго». В компании были определенные сложности с комплексной целевой программой реконструкции, перевооружением объектов энергетики. Мы изначально выступали в роли потенциального исполнителя для разработки КЦП, и в процессе сотрудничества руководители меня и пригласили возглавить этот процесс в «Газпром энерго».

Я согласилась и с августа 2016 года работаю здесь. Всего за несколько месяцев программа была разработана и согласована с курирующим департаментом ПАО «Газпром», затем шел процесс согласования с другими департаментами и в апреле 2017 года одной из повесток дня на совещании Правления было принятие этой программы. Защита прошла успешно, а потом началась реализация.

Со временем в сферу моей деятельности вошли задачи, связанные с инвестиционной деятельностью, реализацией производственной программы и с другими направлениями.

— С какими подразделениями вы сотрудничаете в рамках своей работы?

— Если брать АСКУЭ, то это, конечно, заместитель генерального директора по автоматизации Владислав Юльевич Крупович, начальник службы автоматизации, информатизации и метрологического обеспечения Анатолий Евгеньевич Никулин и их подразделения. Что касается, например, агентской схемы, то на начальной стадии больше с экономическим блоком, потом на стадии проектирования и с филиалами, и с управлением эксплуатации, техническим управлением, со службой строительства, службой корпоративной защиты, снабжения и другими… Наверное, не так сильно касаюсь пожарной безопасности и охраны труда, по остальным направлениям в той или иной степени я включена в процесс.

— Сейчас вы зачастую выступаете связующим звеном между подразделениями при решении самых разных вопросов. Очевидно, что при обсуждении могут возникать споры и разногласия. Получается, вам нужно или находить решение, которое всех устроит, или принимать одну из сторон. Насколько сложно постоянно быть в такой ситуации?

— Безусловно, это непросто. Бывает, что производственные подразделения могут предложить разные варианты решения одного вопроса. Оценивая их, я понимаю, что все они имеют свои аргументы, преимущества, и каждое предложение имеет право на жизнь и дальнейшую реализацию. Иногда я чувствую нехватку технических знаний, поэтому приходится обращаться за консультациями к коллегам. Стараюсь советоваться с теми, кто не вовлечен в процесс, то есть не предвзят к тем или иным решениям.

Главное в этой ситуации — досконально разобраться в вопросе, разложить все по полочкам, чтобы понять всю логику изложения, определить все тонкости и нюансы и предложить итоговый вариант. Конечно, не всегда получается сделать так, чтобы всем было хорошо, но я стараюсь объяснять свою позицию, хотя это не всегда действует. Иногда даже приходится быть резкой, но это часть работы.

— В наше время грань между мужскими и женскими профессиями практически стерлась, тем не менее, есть задачи, которые чаще берут на себя мужчины, а есть те, которыми с большей охотой занимаются женщины. На ваш взгляд, ваша должность больше мужская или женская?

— Я бы сказала, что работа, которой я занимаюсь, — точно мужская.

— Насколько тяжело быть хрупкой женщиной, на которой лежит мужская работа? Ваш авторитет признали сразу или пришлось доказывать свою компетентность? Сложно ли было преодолеть этот барьер?

— Скажу так: определенное недоверие я чувствовала. Мало того, что человек новый, так еще и женщина, которая пришла со своими взглядами и правилами. Было много случаев, когда ко мне подходили и говорили, даже по поводу комплексной целевой программы реконструкции, что у вас ничего не получится, вы тратите свое и наше время, никто это не согласует. Я всегда отвечала коротко: «Жизнь покажет». Мы должны делать то, что от нас требуется, а дальше будет видно.

Поначалу было действительно сложно, когда ты еще не знаешь структуру, людей, да и они должны к тебе привыкнуть. Звонишь им постоянно с вопросами, а у них своих дел хватает. Но я беру измором (смеется). Я настойчива, поэтому через какое-то время коллеги понимают, что просто так от меня не отделаться, смиряются, а когда затем видят результаты работы, то и отношение кардинально меняется. Сейчас даже бывает так, что коллеги обращаются ко мне как к независимой стороне за разрешением спорных ситуаций, в которые я совсем не вовлечена.

В любой работе сначала нужно завоевать доверие людей. Но когда они видят реальные результаты и понимают, что ты на их стороне и пришел в компанию не для решения личных вопросов, а чтобы вместе с командой достигать поставленных целей, то и отклик другой. Сейчас, безусловно, работать стало проще.

— Ваша работа требует знаний в области экономики и глубокого понимания всех производственных процессов. По долгу службы вы сейчас больше экономист или производственник?

— Безусловно, я экономист, хотя моя деятельность сейчас во многом связана со строительной отраслью. Со временем благодаря моей работе я стала разбираться во многих смежных вопросах, но я все же не строитель, который познал все с низов, прошел весь путь в профессии и досконально знает все нюансы. Но с другой стороны, я всегда стараюсь самосовершенствоваться и на каждом этапе получать максимум знаний, впитывать их, потому что этот опыт в итоге и формирует квалификацию специалиста, дает возможность иметь более широкий кругозор. Я твердо убеждена, что не существует вопросов, в которых невозможно разобраться. Высшее образование не предопределяет тебя как специалиста, оно только дает тебе возможность достижения определенного уровня кругозора и понимания, как набирать знания в дальнейшем. А учит нас уже жизнь, главное — это желание развиваться, а стать можно — кем хочешь.

— Когда вы только поступали в вуз, вы уже представляли себе чем будете заниматься?

— Честно говоря, когда я поступала, в первую очередь я хотела получить высшее образование. Я выбирала кафедру с традициями, сильным педагогическим составом, который мог передать знания. Я понимала, что именно мне интересно, но вряд ли представляла себе ту деятельность, которой занимаюсь сейчас. Больше видела себя в Минэкономразвития или в Минфине, но конкретных планов не было. Но я не жалею, что все пошло именно таким путем. Для меня важно, чтобы работа давала возможность развиваться и реализовывать свой потенциал.

— Все ваши коллеги прекрасно понимают, что вы дали компании. А что, по вашему мнению, компания дала вам?

— Наверное, самое главное — людей, единомышленников, с которыми ты сражаешься в одной команде, чувствуешь их плечо рядом, эта поддержка помогает не опускать руки в трудные моменты. Ты уже понимаешь, что нельзя подвести коллег и появляются силы преодолевать новые барьеры. К тому же, как я говорила, для меня важно, чтобы работа была интересной и давала возможность для самореализации, здесь я это чувствую.

— Расскажите, какой вы человек? Эмоциональный или нет? И насколько эмоциональность сказывается на работе?

— Я эмоциональный человек и это действительно может сказываться на работе. Скажем так, для достижения результата это скорее хорошо. И тем не менее, когда люди умеют сохранять невозмутимость, видимое спокойствие, а ты этого скрыть не можешь, конечно, это может и мешать. Отстаивая свою точку зрения, порой я могу быть резкой, поскольку к некоторым вещам отношусь как к своему детищу и переживаю за результат. Понимаю, что иногда стоит промолчать. Но я воспринимаю свою эмоциональность как очередной инструмент для достижения цели.

— Какими тремя прилагательными вы бы охарактеризовали себя?

— Бесстрашная, эмоциональная, амбициозная.

— Какие качества помогают вам добиваться результата?

— Упрямство.

— Ваш выбор в работе: доверие или контроль?

— Доверие.

— Как долго вам нужно проработать с человеком, чтобы начать ему доверять?

— Как правило, я всегда доверяю людям и мне не нужно ничего доказывать. Я бы сказала, что руководствуюсь выражением Фаины Раневской: «Можно обмануть в великом, но не в мелочах». Как правило, человека, не ориентированного на доверительные отношения, ты чувствуешь, а кого-то характеризуют поступки. Когда я получаю один звоночек, я допускаю, что человек просто не подумал, если это повторяется второй, третий раз, то это уже закономерность, я делаю выводы. Считаю, что людей вообще нет смысла переделывать, нужно просто их воспринимать такими, какие они есть.

— А вы умеете прощать людей? И верите ли в то, что человек может измениться?

— Да, прощать, конечно, могу, но буду осторожной по отношению к тому человеку, который в какой-то ситуации проявил себя не с лучшей стороны. Но в то, что люди меняются, откровенно говоря, не верю. Можно изменить тактику поведения ради чего-то, вести себя хитрее, менять подход, но внутри человек останется тем же.

— Легко ли вы сходитесь с людьми?

— Как правило, да.

— Ваши приоритеты: семья, работа или соблюдение баланса?

— Я бы сказала баланс, но жизнь диктует свои условия. Когда тебе интересна работа, то какой бы ты приоритет себе не ставил, все равно уделяешь ей больше времени, и со временем она поглощает тебя и занимает почти все время, но внутренне я бы не сказала, что мне это очень комфортно. В таком высоком темпе иногда даже не успеваешь думать, а для меня важное место в жизни имеет созидание. Идеи мне, как правило, приходят в состоянии покоя. А когда приходится успевать выполнять одновременно сотню задач, в этом хаосе созидать трудно, поэтому я стараюсь себя успокаивать внутренне. Но хотелось бы, конечно, баланса во всем.

— При таком ритме, удается ли вам полностью отключаться от работы хотя бы во время отпуска, или для вас это непозволительная роскошь?

— Я даже в отпуске всегда на связи. Совсем не думать о работе практически не получается. Даже если возникают такие моменты, когда телефон молчит, мысленно я все равно обычно погружена в дела. Даже перед сном мне в голову может прийти идея, которую я начинаю развивать, потом смотрю на часы и обнаруживаю, что уже два часа ночи… Полностью отключаться получается, наверное, только во время путешествий. Может быть, поэтому я так люблю путешествовать, особенно на машине — это дает полную свободу. Во время отпуска я всегда стараюсь уехать подальше от дома, поменять картинку. Мое любимое место — Австрия. Спокойствие и размеренность жизни там совпадает с моим мироощущением, может быть, это как раз связано с динамичной жизнью в мегаполисе, которая требует иногда восстанавливаться в тихом спокойном месте. Вообще я всегда отдаю предпочтение природе, люблю море, горы.

— А как относится ваш ребенок к тому, что мама так сильно погружена в дела? Хватает ли вашего внимания?

— Внимания дочке не хватает, к сожалению. Она рассуждает так: работать должен папа, а маме совсем не обязательно. Когда она была маленькая, я специально искала такую работу, чтобы уделять ребенку достаточно времени. На моем первом месте была возможность что-то делать дистанционно, из дома. В «НИИгазэкономики» у меня все было рядом, поэтому днем я могла выехать, встретить ребенка из школы, отвезти в музыкальную школу или на танцы, а вечером задерживалась в офисе дольше, руководство относилось с пониманием. Но потом объем задач возрос и уже включились бабушки и дедушки. Такой высокий темп, как в «Газпром энерго», без их поддержки я бы вряд ли смогла осилить. Безусловно, семья хочет, чтобы у меня была более размеренная и спокойная работа, а я понимаю, что этот вариант не для меня, мне попросту будет скучно.

Служба по связям с общественностью и СМИ
ООО «Газпром энерго»
+7 (495) 428-45-63
pr_dep@adm.energo.gazprom.ru

LiveJournal Share Button